Мастера вождения.

— Важно чувствовать машину, быть с ней как одно целое, ну и реакцию оттренировать...

Не раз говорила так Любовь Михайловна Хиценко своим питомцам — курсантам ферганской автошколы ДОСААФ перед выездом на трассу. А дальше надо было показать, как этому учиться, да так, чтобы тебя не просто поняли, а на всю жизнь усвоили твою науку за рулем. Ребята все разные, к каждому особый подход нужен. Опыта тут Любови Михайловне не занимать. И психолог она неплохой. Кажется даже, что достаточно ей посмотреть на паренька, задать несколько вопросов, и станет ясно, что он собой представляет. На деле то, конечно, не так все просто. Но едва ли не самое важное для педагога, а мастер вождения — педагог в самом полном смысле, понять ученика. Бывает видно: хочет, очень хочет стать шофером, а задатков, вроде, нет, И тут нужны зоркость, терпение, нужно всю душу вложить, чтобы помочь ученику раскрыться, найти себя.

Мастера вождения СССР_001

Едем с мастером по оживленной улице. Урывками беседуем.

— Поначалу случались накладки. Учить — не самой ездить. Теперь все пришло в норму. И чего скрывать, приятно видеть, что труд твой на пользу, — говорит Хиценко на остановке.

Рядом притормозил груженый ЗИЛ.

— Здравствуйте, Любовь Михайловна. Поздравьте — сдал на первый. Спасибо вам. — одним духом выпалил улыбающийся водитель.

— У меня, вроде бы, совсем недавно учился. А вот уже и армия у него позади. Теперь первый класс. Растут мужички...

Мастера вождения СССР_002

Таких встреч много. Почти двести юношей получили «права» с помощью Л. М. Хиценко. Не раз с благодарностью вспоминали ее требовательность, которую в учебе порой принимали за придирчивость. Многие разъехались. Эти пишут мастеру. И в каждом письме то же — благодарность. Бывают в них и такие слова: «Работаю инструктором и теперь представляю, как вам было трудно с нами». Приедет солдат на несколько дней в отпуск — и в автошколу. И перво-наперво разыщет своего мастера: «Здравия желаю, Любовь Михайловна!..» Она, довольная, улыбается, расспрашивает дотошно. Такая встреча не только приятна. Из нее и пользу надо извлечь: как еще узнаешь, что недоработали в школе, как это отразилось на водительской службе солдата. После каждой такой беседы есть над чем подумать мастеру, чтобы найти верные акценты и добиться самой тщательной отработки тех упражнений, которые больше всего определят профессиональные навыки ученика, когда он сядет в кабину армейской машины.

Сейчас женщина за рулем не в диковинку. И профессионалов среди них с каждым годом больше. А в пятидесятых — редкостью было.

— Не знаю, чем объяснить, а тянуло меня к технике. После школы поступила на лесопильный завод. Освоила лебедку. Книги меня интересовали в основном технические. Особенно об автомобилях. И вот представился случай: узнала о наборе на курсы шоферов, укатила из своей Лобвы в Свердловск, — вспоминает Любовь Михайловна, — домой вернулась с новой специальностью.

В автохозяйстве леспромхоза она набиралась опыта водительского и жизненного.

Мастера вождения СССР_003

В Узбекистан Любовь Михайловна приехала со стажем и знаниями. Ферганские дороги покорили: лучшего желать не надо. После долгих раздумий решила испытать себя еще в одном качестве — обучать, воспитывать будущих шоферов. Это и привело ее в автошколу. Ну а дальше — дальше я увидел и услышал то, о чем попытался рассказать здесь.