В нашем заводском клубе в Нижнем Тагиле.

Прочитала в шестом номере «Работницы» письмо киевлянки Г. Морозовой «Почему мы стали меньше петь?» и подумала: а ведь во многом она права. Песня действительно стала реже звучать в наших домах, когда собираемся в семейном кругу или с друзьями. Отчего так происходит? Вряд ли на этот вопрос можно однозначно ответить. Тут и родителей не грех попрекнуть, что с малых лет не прививают своим детям любовь к песне. Во многом виновата и школа, где уроки музыки и пения превращаются нередко, в пустую формальность.

Но мне бы хотелось поговорить о другом. Лично для меня песня всегда была неотделима от клубной сцены, художественной самодеятельности. Когда в середине пятидесятых годов переехала жить в Нижний Тагил, почти сразу же записалась в русский народный хор при Дворце культуры металлургического комбината.

В нашем заводском клубе в Нижнем Тагиле_001

До сих пор с благодарностью вспоминаю нашего руководителя Виктора Леонидовича Шалюгина. Он сумел создать сильный коллектив, который не раз выходил победителем городских и областных смотров художественной самодеятельности. А главное — каждого из нас ввел он в удивительный мир искусства, раскрыл глаза на то, что музыка, песня могут стать для человека неиссякаемым источником молодости, радости, жизнелюбия.

В 1972 году, когда перешла я работать на огнеупорное производство Нижнетагильского металлургического комбината, стала петь в хоре клуба огнеупорщиков. Собственно, клубом своим мы называли тогда небольшой сарайчик. Там было довольно тесно и неуютно, но три раза в неделю мы обязательно собирались после работы на спевки. А через два года наше клубное хозяйство переехало в новое двухэтажное здание. Казалось бы, условия — лучше не надо. И что же вы думаете? Вместо того, чтобы крепнуть, расти, хор наш как-то незаметно стал угасать, люди из него уходили. Что самое обидное — совсем не осталось мужчин. А какие солисты были — Виктор Шуваев, Геннадий Скоробогатов, Валерий Фурманов! Сейчас почему-то никто из них не ходит на занятия и в концертах не участвует. Может, считают, что возраст уже не тот, или, может, другие увлечения появились...

У меня, кстати, и муж пел в свое время. Мы и познакомились- то с ним благодаря хору. А теперь, вот больше любит у телевизора сидеть или с друзьями время проводить. Правда, когда я выступаю, приходит в Дом культуры, но самого на сцену никаким арканом не затянешь.

В нашем заводском клубе в Нижнем Тагиле_002

Я вот все пишу: «сцена», «концерты». Кто-то может подумать, что я из тех, кто любит покрасоваться перед другими: смотрите, мол, какая я талантливая, без пяти минут артистка. Ничего подобного. Никогда не считала, что у меня какие-то особые вокальные данные. Просто очень люблю петь. И далеко не всегда мы выступаем на сцене, чаще — в цехах своего же предприятия, чествуем передовиков производства, выступаем в подшефном колхозе имени Чапаева. А в канун 40-летия Победы пели для ветеранов Великой Отечественной войны. Вы бы видели, какой благодарностью светились лица этих людей!

И вот еще о чем хочу сказать. Хоровое пение как нельзя лучше воспитывает в людях чувство коллективизма. Для меня все в хоре — и Тамара Хлюпина, и Валя Камнева, и Шура Елисеева — как родные. Да иначе и быть не может: сколько лет вместе. А вот молодые девчата что-то неохотно идут в наш коллектив. Да и вообще их в клубе редко можно увидеть, разве что в кино придут или на дискотеку.

В нашем заводском клубе в Нижнем Тагиле_003

Странно как-то получается. Еще недавно мы говорили о том, что и в городе, и на селе не хватает клубных учреждений, что недостает квалифицированных руководителей кружков, ограничен выбор занятий. Сейчас многое изменилось. У нас в Нижнем Тагиле, если не ошибаюсь, более двадцати клубных учреждений. Наш ДК огнеупорщиков считается одним из лучших.

Здесь 13 коллективов художественной самодеятельности, два народных университета, 5 лекториев, 5 любительских объединений. И руководят ими толковые люди, знающие и любящие свое дело. А велика ли отдача от этих кружков и лекториев? Положа руку на сердце надо сказать, что нет невелика. Регулярно посещают Дом культуры, занимаются в каком-нибудь кружке 450 человек. Вроде и немало, но ведь около трехсот из них — дети и подростки. Я, конечно же, не против того, чтобы двери нашего Дома культуры были открыты для детворы. Это прекрасно. Но нельзя забывать, что в первую очередь он создавался как место, где смогут проводить свой досуг, культурно отдыхать и духовно обогащаться работники предприятия. Большинство же и, них, увы, обходит свой ДК стороной. Почему-то им скучно там неинтересно. Быть может, это какое-то веяние времени и ходить в клуб стало просто немодно?

Не знаю, где выход из создавшегося положения. Но вот, например, в Риге — мне рассказывали об этом — у всех клубных учреждений города есть какой-то определенный уклон, свой собственный профиль. В одном клубе — певческий, в другом — театральный, в третьем снимают любительские фильмы, в четвертой занимаются вышивкой и вязанием. Короче, клубы по интересам. И люди туда ходят с удовольствием.

В нашем заводском клубе в Нижнем Тагиле_004

Как бы там ни было, ясно одно клубная работа нуждается в существенной перестройке. Необходимо искать какие-то новые формы работы, новые формы организации досуга людей. Об этом, кстати, говорится и в недавнем постановлении ЦК КПСС «О мерах по улучшению использования клубных учреждений и спортивных сооружений». Скептические же разговоры некоторых о том, что клубы как таковые на сегодняшний день устарели, изжили себя, — сущая ерунда. Убеждена что сейчас они нужны нам еще больше, чем прежде. Ведь клубы — это не только отдых или занятия любимым делом, это, прежде всего здоровый образ жизни, радость общения с людьми. А что может быть прекраснее этого!

Вспоминаю, как недавно в нашем ДК проводился вечер — чествование бессменного ведущего наших концертов, начальника обжимного цеха Виктора Степановича Прасолова. Четверть века связывает его с художественно самодеятельностью. Выйдя на сцену, он сказал: «Я хотел, был расстаться с клубом. Занятость по работе, да и возраст как-никак... Но сейчас чувствую, что не смогу. Ведь самодеятельность стала частью моей жизни».