Аист – на счастье.

Мальчик нырнул в толпу «Пропустите ребенка!» — заверещал он, работая острыми локтями — «Мам, смотри, что здесь, смотри, кувшин растет!» Гончар усмехнулся и. не отрывая глаз от серого глиняного вихря, медленно вытянул из него горлышко маленькой крынки. На столе рядом, по его левую руку, подсыхали миски, чашки, кувшинчики. Едва родившиеся, еще не обожженные, своей грубоватой простотой они напоминали детские поделки. Мальчик обнял руками плоскую миску и стал осторожно поглаживать ее шершавые бока. «Возьми. Только дома подсуши на плите».

На Московском фестивале молодежи и студентов работало великое множество маленьких ремесленных мастерских — и в Коломенском, и в Парке искусств. Пожалуй, ни один форум юности не собирал столько народных умельцев, ни один так щедро — из рук в руки — не одаривал своих гостей и участников. И дело здесь не только в традиционном нашем гостеприимстве. Обращение молодежи к многообразному народному творчеству — «фольклорный бум» — интереснейшее явление современной жизни.

Аист на счастье_001

Вернемся же в тот фестивальный день, когда на зеленых холмах Коломенского шумел чудесный фольклорный праздник, когда ритмичная дробь чеканщика, свист лозы и песня гончарного круга мешались с голосами бубенцов и жалеек, тамтамов и скрипок. И были от них неотделимы.

...Женские руки ловко лепят то ли козу, то ли оленя из золотистого мягкого материала.

— Это ржаное тесто. Месили в старину его мужчины, а лепили козуль женщины — Ольга Евтюкова, работник культуры из Мурманска, осторожно ставит фигурку в стадо готовых козуль — Древние поморы верили, что они приносят удачу в охоте. Лепили и выпекали их самые искусные мастерицы. Одну козулю в каждом доме оставляли на весь год как талисман. Сегодня почти забытый пекарский промысел обретает новую жизнь. В основном мы работаем с детьми. Они очень тонко чувствуют живую красоту, пластичность материала. Своих козуль под Новый год относят домой, и дарят мамам — на счастье.

Аист на счастье_002

Добрые традиции старины. Посмотрите, и этот большой аист, и соломенный конь, и хоровод деревянных матрешек — тоже на счастье, на радость, на память. А прибавьте к пестрым дарам Коломенского сотни тысяч детских сувениров, присланных на фестиваль. Каждый из них уникален, каждый хранит тепло детских рук и в этом, главном, равен творению мастера.

...Дядя Коля — молодой парень из марийского поселка Морки — был в тот день одной из центральных фигур праздника. Он делал дудочки. И раздавал их направо и налево. Его рыжая голова не поднималась от стола, а вокруг стоял невообразимый разноголосый свист. «Солому эту надо брать от стерни, у самой земли... Да не дуй ты так сильно, не суетись, спокойно — звук тишины требует» — время от времени пояснял он. Дядя Коля — большой умелец, может сделать и волынку, и свирель, и трещотку. Может сыграть на них любую мелодию. У себя в Доме культуры создал целый ансамбль. Я не знаю его фамилии, просто «дядя Коля». Но у меня есть его дудочка из обыкновенной ржаной соломы, в которой живет теплый шершавый звук...

Аист на счастье_003

Из рук в руки. Исконный способ людского общения. Вот мастер, а вот плоть от плоти его продолжение: корзина ли, тканая скатерть, деревянная плошка, глиняная крынка... У каждой штуковины свое маленькое дело в нашем доме. И свое высокое назначение: породнить человека с человеком, удивить красотой земли. Земли, которой сегодня, пожалуй, как никогда, нужна наша любовь и наша защита.